Служение слова - страница 8

^ Глава IX. Проповедник на кафедре

«Кафедра завидная и опасная высота».

(Григорий Богослов. Слово 42, т. 1, стр. 601).


Влияние проповеди на слушателей зависит не только от внутреннего содержания проповеди, но весьма часто от внешних причин, то есть от умения проповедника произнести проповедь, от умения держаться на кафедре, от его поведения на ней. Важнейшая сторона проповедничества, это – вступление на кафедру и умение держаться на кафедре. Некоторые владеют знанием, но в то же время не обладают умением передать свое знание другим и не знают искусства, как его вложить в душу других и повлиять на них. Зная правила, приемы вступления на кафедру, умения держаться на кафедре, произношения, управления голосом и т.д., проповедник может без смущения начинать и воодушевленно продолжать свою проповедь. Вот какие правила и приемы должен строго соблюдать проповедник на кафедре. Должно выступать неторопливо, тихо, наблюдать спокойную естественность. Выступать обязательно с небольшим евангелием в руках (архиереи выступают всегда с посохом). Евангелие и посох – это как бы опора некая даст проповеднику устойчивость, сообщит ему бодрость и уверенность в произношении проповеди. В начале проповедник говорит тихо, негромко и в продолжении своей проповеди постепенно повышает голос, все более и более воодушевляясь и проникаясь важностью проповедуемой истины. Язык проповеди должен быть чистый, вполне отвечающий важности и святости проповеди, ибо «здесь (во храме), - говорит св. Иоанн Златоуст, - мы пишем изображения царские, а не простых людей, красками добродетели. Кисть наша здесь – язык, а художник Дух Святый». (Тв. св. Иоанна Златоуста. Том IX, стр. 278). Проповедь должно произносить с чувством, вдохновенно, иначе она будет сухой, бездушной. Сухая и бездушная проповедь не создаст впечатления и останется простым звуком, хотя бы и была красноречива. Лицо должно быть открытым, серьезным, проникнутым важностью совершающегося священнодействия. Голос – чистый, сильный, благозвучный, громкий, но не крикливый, бодрый и звучный, не монотонный – усыпляющий слушателей, выговор твердый, ясный, ничуть не бормоватый, не говорить сквозь зубы, но с открытым ртом. Неясное произношение недопустимо на кафедре. Глаза «говорят столько, сколько и уста, они горят силою убеждения в правоте слова». Никогда не говорить быстро. Не говорить долго, чтобы и себя не утомлять, не утомлять и слушателей; 8-12 минут вполне достаточно для произнесения воодушевленной проповеди.

^ Выразительность произношения.
Произношение имеет весьма большое значение. Проповедь богатая содержанием и прекрасная по своим внутренним качествам, остается незамеченной и неоцененной со стороны слушателей вследствие крупных недостатков произношения. Недостатки в произношении: торопливость и монотонность. От торопливости у слушателей, особенно малоразвитых, теряется нить мыслей, и они перестают слушать поучение, начинают зевать и оглядываться по сторонам. То же случается и от излишней медлительности в произношении проповеди; она утомляет слушателей, рассеивает их внимание и навевает скуку и дремоту. Ничуть не должны быть проповеди слишком продолжительными, они так же утомляют слушателей и рассеивают их внимание.

^ Движения. Внешние приемы проповедника.

Проповедник должен стоять прямо, не качаясь из стороны в сторону, не нагибаясь вперед, не рисуясь, не важничая, не отклонясь назад, не размахивая руками, не допуская жестов. Неестественность во внешних приемах может очень сильно повредить впечатлению произносимой проповеди. В проповеднической практике, как часто мы замечали, слушатели стремятся не только слушать проповедника, но стремятся его видеть, следят за выражением лица и глаз его: поднимают голову, вытягивают шеи, приближаются к кафедре, лишь бы только проповедника видеть. Почему слушатели, хотя бы и хорошо слышали проповедника, но еще хотят видеть говорящего? Когда народ видит воодушевленное лицо проповедника, блеск его глаз, выражающих степень его внутреннего огня, то невольно легче и глубже запоминают его слова. Воодушевленный, горящий вид проповедника, его блеск глаз, воодушевленная речь так влияют на слушателей, воодушевляют их и убеждают их в истинности проповедуемого и они готовы исполнять все, что сказал проповедник. Для примера, мы можем указать на выдающегося проповедника Русской Церкви Иннокентия арх. Херсонского, как он выступал, произносил проповедь и как умел держаться на кафедре и какое производил впечатление на слушателей своими поучениями. Для произношения проповеди преосв. Иннокентий выходил к слушателям с архипастырским жезлом в левой руке. Толпы молящихся устремлялись к оратору, глаза которого слегка встречались с глазами слушателей. Произнесши начало проповеди, преосв. Иннокентий окидывал быстрым взором предстоящих и несколько подвигался к слушателям. Проповедь продолжалась. Поток ее сначала всегда почти был тих, как бы с задержкою, но на середине и под конец речи катился быстро,стремился неудержимо, восхищал и с собой уносил. «И как бывало неприятно,-­ говорит один из слушателей преосв. Иннокентия, - когда он, перед окончанием проповеди остановится, и скажет «аминь»». Многие ли из наших церковных ораторов могут похвалиться таким вниманием к их проповедям со стороны слушателей и таким влиянием учительного слова на религиозно-нравственное состояние общества. «Вы имеете златый ключ отверзать сердца, хотя бы они были железные», - писал к преосв. Иннокентию Гавриил арх. Рязанский. На слушателей могут производить и действительно производят сильное впечатление и самые внешние приемы проповедника. Преосв. Иннокентий принадлежал к числу выдающихся проповедников и по своим внешним приемам произношения поучений. «В его прекрасной дикции, мимике всегда замечалось то, что называется на языке ораторства высшим вдохновением и озарением». Преосв. Иннокентий не употреблял ни каких жестов, кроме самого слабого, едва заметного поднятия правой руки. Он не рисовался на церковной кафедре. Все его приемы отличались полной естественностью и простотою. Но зато у него «глаза говорили столько же, сколько и уста, они дышали силой убеждения в правоте слова». «В его кротком умном взоре, в ярких искрах его ума, в его мягком и блестящем слове было что-то чарующее и обаятельное». Дикция у него была прекрасная, голос преосв. Иннокентий имел чистый и сильный и проповеди умел произносить с особенным искусством в приемах и движениях. Сладкая и благозвучная речь его далеко разносилась по храму. Как видим, на слушателей производят сильное впечатление самые внешние приемы проповедника. Дерзновенно, с молитвой на устах: «Господи, устне мои отверзеши» проповедник выходит на кафедру. Он идет спокойно, тихо, идет на великое апостольское служение, служение слова. Совершается великое и дивное дело, под влиянием великого душевного напряжения и подъема всех сил, молитвенного религиозного одушевления и искреннего желания пользы и спасения паствы, творческая работа в иные моменты достигает наивысшего напряжения. Проповедник находится как бы во власти чужой ему силы, почти не отдает себе отчета и то воодушевление, которое захватило его самого, передается легко и свободно слушателям. Между ними устанавливается тесная духовная связь и то драгоценное влияние проповедника, в силу которого слушатели подчиняются его воли и исполняют его требования.
^ Глава X. Практические советы начинающим проповедникам.

«Поэты родятся, ораторы делаются»

(Римское древнее изречение).


  1. ^ Каждый, желающий быть проповедником, может ли стать проповедником? Каждый может быть проповедником. История Демосфена вполне это доказывает.

  2. Писать проповеди просто. Писать всегда надобно просто. Вот какой совет дает преосв. Иннокентий, арх. Харьковский, начинающим проповедникам: «Чтобы сделаться хорошим проповедником, для этого требуется немногое. Пишите, во-первых, просто, без всяких умствований: это не в духе евангельских истин. Видите, как они просты и доступны для каждого и как обильны мыслями. Читаешь и не начитаешься. Пишите, во-вторых, не с тем, чтобы показать себя или, так сказать, блеснуть: этой мысли вы опасайтесь, иначе далеко уклонитесь от дела. Нам нужно убедить, наставить, вразумить. Вот цель проповедника. Но, главное, вы сами должны быть прежде всего в той истине, какую хотите передать другим, а для этого нужна твердая вера и доброе сердце. Третье, касательно слушателей: принимайте их, кто бы они ни были, не более как за ваших учеников, и вы будете говорить смело и свободно (говорите, а не читайте, старайтесь говорить наизусть), и слушатели останутся довольными. Наконец, в-четвертых, помните, что исходя на середину церкви для проповедования, выходите как бы на всемирную апостольскую проповедь, что вы тоже, что посланники Божии. Представив все это, вы невольно возблагоговеете пред своим высоким назначением и произнесете проповедь прекрасно».

  3. ^ Писать проповеди старательно. Писать проповеди всегда с большим старанием и вниманием. Писать проповедь не то, что книгу составлять. Это дело совсем иное. Здесь никак нельзя ограничиться одною работою холодного ума, но здесь главным образом участвуют сердце и чувство. Преосв. Феофан Тамбовский рассказывает про свой личный опыт, что он, по вступлении на Тамбовскую кафедру, вначале сравнительно мало говорил поучения, потому что затруднялся в составлении их, смотря на дело, как на научную работу. Проповедь не является «продуктом» сухой головной работы, а должна представлять собой живое и непосредственное изложение глубокого чувства сердца проповедника. Самая хорошая проповедь та, которая сама «склеивается и выливается». Даже письма нельзя написать без настроения, что тоже, пожалуй, будет воодушевление, а тем более писать проповедь. Кто пишет «без старания, тот показывает, что сам он не придает своим мыслям никакой цены».

  4. ^ Можно ли и как пользоваться готовыми поучениями? Готовыми поучениями можно пользоваться, но весьма умело и осторожно. Они могут принести вред проповеднику тогда, когда он, при составлении проповеди, слепо заимствует их материал и все свое упование будет возлагать на них. Что же получится? Материал может получится случайный, не отвечающий запросам и настроению паствы, и проповедник не будет всматриваться в течение жизни прихода, следить за ее развитием, проповедник приучится жить чужими мыслями, а так же реже будет всматриваться и в свою душу, следить за развитием своих мыслей, и проповедь будет носить характер случайный, витая где-то за облаками, далеко от жизни, не отвечая запросам, мыслям и настроению прихожан. Готовые поучения могут принести и пользу, но тогда только, когда проповедник будет пользоваться ими для обогащения своих знаний, своих мыслей, когда читает их, но перерабатывает их, растворяет в своем сердце и они способствуют расширению и укреплению его миросозерцания. Один весьма опытный иерарх-проповедник, при напутствии ставленника на приход, говорил так: «в начале недели прочитывайте проповеди наших иерархов, как, например, Иннокентия или Димитрия Херсонских и еще кого-либо, да святоотеческую проповедническую литературу, и в продолжении недели обдумайте их, приглядитесь к жизни прихожан, поройтесь в своем сердце, и проповедь ваша будет всегда живая, действенная и влиятельная». Как все это обогатит проповедника и какой даст ему полет мыслей.

  5. ^ Заучивание наизусть. Проповедник ничуть не должен заучивать проповедь наизусть из слова в слово. Заучивание наизусть приносит большой вред делу проповедничества и ставит самого проповедника в весьма тяжелое положение. Представим себе положение и душевное состояние проповедника, выучившего наизусть свою проповедь. Выходя на кафедру, он думает только об одном, как бы не забыть и не потерять нить проповеди. Ему уже начинает представляться, что он забыл свою проповедь и не помнит конца проповеди… Но когда он находится уже на кафедре и говорит заученное наизусть поучение, то тысячи случайных обстоятельств, иногда самых маловажных, как, например, плач ребенка, приход в церковь какого-либо лица, которое нельзя было никоим образом предусмотреть, может весьма плачевным образом отразиться на проповеднике. Он может потерять течение заученных фраз и остановиться среди проповеди. Положение не завидное. Кроме того, проповедник, заучивший наизусть свою проповедь, чувствует себя связанным. Он во власти своих заученных фраз, как их раб, он к проповеди ничего уже не может ни прибавить, ни убавить и бессознательно плывет среди заученных слов, как в безбрежной пучине, и неуклонно стремится к неизбежному роковому для него концу.

  6. ^ Допустимы ли в проповеди доказательства, или иначе «ученый аппарат»? В проповеди надобно избегать «ученых рассуждений», избегать доказательств. Это почти никогда не достигает своей цели. Дух смирения и кротости трудно соблюсти там, где на лицо имеются доказательства. Апологеты первых веков христианства не о том старались, чтобы логически ниспровергнуть язычество, но о том, чтобы представить христианскую истину во всей ее высоте, выходя из глубокой веры в непоколебимость христианства и предоставляя свободе каждого избрать жизнь или смерть. Проповедник должен говорить не отвлеченно, но конкретно, наглядно, образно.

  7. ^ Цитаты и сравнения. Всегда в проповеди, по примеру св. отцев, должно цитировать стихи из Евангелия, приводить примеры, сравнения, подобия из жизни святых, из церковной истории, помогающие уяснению высказанного положения и уясняющие темы проповеди, брать примеры из жизни, окружающей природы и повседневной обстановки, а так же из творений св. отцев Василия Великого и Иоанна Златоуста.

  8. ^ Развитие темы. Развить в проповеди всесторонне и основательно одну тему, ее обосновать и из нее же выводить нравственное приложение.

  9. В чем заключается достоинство проповеди? Достоинство проповеди: краткость, ясность, живость, наглядность, точность изложения, приноравливание к умственному развитию слушателей. Изложение должно быть сильным, живым и образным. Чем нагляднее и живее проповедь, тем она более действенна.

  10. ^ Недопустимо употребление в проповеди иностранных слов и отвлеченность. Очень вредит делу проповеди употребление иностранных слов и отвлеченность. Иностранные слова затемняют смысл проповеди.
^ Заключение. Слово – дар Божий.

«Проповедь слова Божия большия дела творит,

нежели молитва» (Григорий Двоеслов).


Итак, мы, по возможности, указали все пути, ведущие к достойному прохождению служения слова. Усвоив и овладев ими, да со всей любовью и благоговением пастыри-благовестники «совершают священнодействие благовествования Божия» (Рим. 15, 18). Пусть пастыри-благовестники, проникнувшись этим «священнодействием», ведут свою паству «доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия в мужа совершеннаго, в меру полнаго возраста Хритсова» (Еф. 4, 13). Пусть каждый пастырь, заканчивая свой жизненный путь, мог бы сказать: «Се аз, и дети, яже ми даде Бог» (Ис. 8, 18). И еще: «проповедуем, наказующе всякаго человека и учаще всякой премудрости, да представим всякаго человека о Христе Иисусе» (Колос. 1, 28).

1 Лучшим доказательством этого положения служит жизнь приснопамятного о. Иоанна Кронштадского.

1 Даже языческие риторы писали: «Никто ритором добрым быть не может, если не будет человеком добрым.»


8167273679222066.html
8167426639147212.html
8167561485479590.html
8167704678382210.html
8167759943393950.html